Творчество
Прозаические произведения

Академия «Midnight»

Автор:
 

 

 

Яркая вспышка фотокамеры вернула детектива полиции Джона Хигана из раздумий. Эксперты-криминалисты фотографировали бездыханное тело парня. Для детектива это уже стало привычным явлением: разорванная одежда, слегка приоткрытый рот, глаза без зрачков и радужной оболочки. Вокруг только вспухшие красные вены, словно, глаза были обожжены. Руки застыли в вертикальном положении, а рот слегка приоткрыт. «Он от кого-то пытался защищаться, но, к сожалению, это его не спасло», - качая головой, подумал про себя Джон.  

- Детектив, -  офицеров Питер Уоттс подошел к Хигану, слегка приподнимая свой козырек. Джон, не отрывая взгляда от трупа, качнул головой, в знак приветствия. – Снова нападение на студента академии? 

- Уже третий раз за этот месяц, - спокойно ответил детектив коллеге. – Уже двадцать лет прошло, как мы взялись за это дело. 

 Когда детектив повернул голову к другу, офицер увидел злобу в голубых глазах и даже… негодование.

 – Почему на протяжении стольких лет я не могу понять, что, черт возьми, здесь твориться!? Ни улик, ни следов, ни отпечатков, - ничего! Только трупы детей. Их лица! искаженные от страха…Боже! Ты только взгляни на него. Такое впечатление, что его… пытали. 

- Может, так оно и было, перед убийством? – предположи было офицер. – Маньяки частенько пытают своих жертв, перед тем как убить их.

- Господи, Питер, о чем ты!?  Не могут от пыток и ожогов исчезнуть глаза! Не могут! Это просто не возможно, – не выдержав, крикнул Хиган так, что все обернулись в сторону мужчин. Пит показал жестом, что все в порядке, а сам снова обратился к детективу. 

- Ты чего так разорался? Много ли ты понимаешь в биологии и физиологии человека? – шепотом спросил офицер Уоттс, сердито смотря на товарища. Но когда Питер увидел  потерянное лицо Джона, то положил руку на плечо детектива и слегка сжал ее. –  Рано или поздно, мы разберемся с этим  и остановим этого ублюдка. 

Хиган ничего не ответил. Его мысли были поглощены уже другим. К ним подошел, на первый взгляд, юноша. Он был немного выше, чем хранители правопорядка. Непослушная челка падала на большой лоб, слегка прикрывая глаза. Сами же волосы были черны, подобно смоле и средней длины. Все эти характеристики подчеркивали его лицо со слегка острым подбородком. Он был молод, но только глаза выдавали истинный возраст. Они напоминали глаза хитрой лисицы, отдающие не то красный, не то фиолетовый оттенок с золотыми крапинками, а также излучавшие мудрость, накопленную годами. Его лицо было почти без морщин, гладкое и слегка бледноватое, чем-то напоминало аристократическое. На юноше были надеты черная водолазка, в тон штаны и ботинки. Поверх всего что-то наподобие мантии фиолетового цвета, с короткими, но просторными рукавами и капюшоном.  На груди, с правой стороны, был герб академии – щитообразный формы, украшенный по бокам спиралеобразными узорами ярко-красного цвета. Внутри герба находилось изображение ворона с расправленными крыльями, держащий в своем ключе амулет. Под ним – лента также красного цвета, на которой было написано на латыни: «Защищая Жизнь, помните - это лишь краткий праздник, перед вечностью». Этот же герб красовался в левом ухе парня. Руки молодого человека были спрятаны за спиной. Походка была грациозна и ленива, как у хищника перед атакой. На лице не было ни единой эмоции. Взгляд был как обычно холодным, словно сталь, через которую никому не дано пробиться. 

- Добрый день, господа, - поклонившись, поприветствовал юноша своим бархатистым голосом.

- Добрым его никак не назовешь, Миднайт, - грозно кинул Хиган. – Это уже третье нападение на твоих студентов за этот месяц, а ты говоришь «доброе»…

- Успокойся, Джон, - перебил его Уоттс, отгораживая своего друга от директора академии. – Прости, Корнелиус.

- Ничего. Я сам очень сильно опечален случившимся, - все также невозмутимо ответил Корнелиус Миднайт. 

 - Что-то  я не заметил, чтоб ты сильно переживал, - процедил сквозь зубы детектив, которого все также продолжал отгораживать офицер.  – Да пусти меня, - тихо, но грозно произнес Джон, слегка оттолкнув от себя Питера. И снова посмотрел на директора, показывая рукой на труп юноши, которого уже увозили. – Третий труп… за месяц. Я уже не говорю, сколько здесь погибало за год, а ты, спокоен, невозмутим. Ты не боишься, что твою драгоценную академию закроют к чертям собачьим? А!? А ее закроют, я об этом позабочусь, будь уверен, потому что я больше не могу видеть бездыханные тела детей. Академию закроют, а тебя…

- Хиган! – крикнул на него офицер. – Если ты сейчас не придешь в себя, детектив, мне придется отвести тебя в участок. И я это сделаю, ты меня знаешь. Поэтому захлопнись и иди на улицу, я приду через несколько минут.

Детектив лишь неодобрительно фыркнул, и, уходя прочь, что-то бурчал себе под нос. 

- Еще раз извини, Миднайт, - иронично вздохнув, произнес офицер, глядя, как его друг удаляется прочь. - Он в последнее время на нервах. 

- Ничего страшного, можешь не извиняться, - пожав плечи, ответил директор. – К тому же, Хиган действительно немного прав – я не чувствую никакой жалости к этому парню. Да, конечно, смерть – это ужасная вещь, но, к сожалению, он сам виноват. 

От такого откровения у Питера округлились глаза. Он никак не ожидал услышать от своего бывшего школьного товарища таких слов:

- Корнелиус, ты… что ты такое говоришь? Как можно…  

- Этот юноша нарушил одно из самых главных правил академии, - перебив, начал было директор, сдвинув к переносице свои густые брови. – Ни я, никто-либо другой не смог ему бы помочь,- сказав это, директор опустил, а затем поднял голову и пристально взглянул на офицера. – Он сам подписал себе смертный приговор. 

- Послушай, ты ведь понимаешь, что академию и в самом деле могут закрыть. И я тебе об этом уже давно твержу, - подойдя поближе, тихо, но уверенно произнес Уоттс. – Тебя могут посадить и посадить надолго. Хиган в самом деле может это устроить, если в скором времени преступника не найдут. Ты являешься главным подозреваемым в этом деле. Тебе стоит быть осторожным, а ты при всех кидаешься с такими словами, - в шоколадных глазах офицера сверкнул огонек, отчего директор еле заметно усмехнулся. – Я не смогу защитить тебя, Корнелиус. Больше нет.

- Не стоит, - с добродушной улыбкой ответил ему Миднайт. – Вы лучше беспокойтесь за свои шкуры, а уж о себе - я как-нибудь позабочусь сам. И все равно, спасибо тебе. 

Офицер ничего не ответил. Он знал, что это бесполезная трата времени переубеждать этого человека. Пит лишь похлопал его по плечу, что-то приказал молодым полицейским и удалился. Спустя какое-то время в коридоре все стихло, а директор все стоял, и смотрел на то место, где лежал недавно покойный. В руках Миднайт держал амулет, который должен был находиться на шее того парня. Сжав его, Корнелиус запихнул его обратно к себе в широкий карман мантии. Выдохнув, он направился в свой кабинет. Но по дороге, юноша зашел в учительскую. Ему нужна была одна женщина, которая понимала его без единого слова. Когда Корнелиус открыл дверь, то услышал, как несколько завучей обсуждали сегодняшнее происшествие и совсем не заметили, как к ним подошел директор.

- Здравствуйте директор, - встрепянувшись, произнес кто-то из завучей, вставая с места, чтоб поприветствовать Миднайта, – мы это…

Но Корнелиус жестом дал понять, что ему нет до них дела. 

- Мне нужна Роуз. Я ее не вижу, - спокойной произнес директор, обращаясь к завучам. Они указали в самую даль офиса, где была видна светлая головка. Женщина отчитывала одного из секретарей за то, что те так медленно работают, и даже не заметила, как к ней сзади подошел Корнелиус. 

- Так что поторапливайтесь, - скрестив руки на груди, добила она бедного рабочего.

- Может не стоит быть такой жестокой, Роуз? – спросил директор, озадаченно потирая голову. – А то ведь я лишусь профессионалов. 

- Никого ты не лишишься, уж поверь, - произнесла Роуз, повернув свою белобрысую головку к Корнелиусу. – Я зачем-то тебе понадобилась, ведь так?

Директор положительно кивнул и дал понять, что им надо побыть наедине. Когда же они оба уже стояли в коридоре, Миднайт тихо добавил:

- Мне нужен Майк. Я искал его до того, как меня оповестили, что появилась новая жертва. Нигде не могу его найти.

- Ты же его отстранил от дела, вот он от тебя и прячется! Да к тому же, поставил на его место двоих юнцов, которые даже ружье никогда в руках не держали, - прислонившись к стене, с иронией, произнесла Роуз. – Слава Богу, что полиция не отправилась в больничное крыло, где они уже целых двенадцать часов лежат в позе «звездочки». 

Корнелиус, молча, смотрел на нее. Женщина выдохнула и добавила:

- Он в общежитии, в своей комнате. Спит… Наверное, а может и гуляет уже где.

- Не могла бы ты за ним сходить?- вежливо спросил Миднайт. – Пожалуйста, у меня появилось неотложное дело. 

Женщине ничего не оставалось, как согласиться на просьбу директора, к тому же, как оказалось, у нее было время, чтоб прогуляться.


***


Офицер подошел к машине, где сидел детектив, тяжело затягиваясь сигаретой. Когда Питер постучал в окно, Хиган нехотя  открыл окно и спросил довольно красноречиво:

- Что?

- Хорош ломать комедию, старый пердун, - ответил ему полицейский. Обойдя машину, он открыл дверцу и сел возле детектива. – Зачем ты на него набросился? Какого дьявола, позволь узнать?

- Меня раздражает его холоднокровие, его эта…  Ай! - выкинув сигарету, Джон завел свой старенький «Мерседес», и они тронулись с места. – Бесит его безразличие. Какой он директор, если ему плевать на жизни своих студентов!? По нему же видно, что ему до лампочки на них. 

- Не говори чепухи, - возразил офицер. – Когда мы были мальчишками, Миднайт и тогда не был эмоциональным, а в такой ситуации и подавно. Не в истерике же было биться, правда? 

- В его глазах даже не было простого сочувствия, как бывает у нормальных людей, - сердито, но уже спокойнее ответил Джон. – Я двадцать лет живу в этом городе, и все никак не могу понять почему?

- Что «почему»? – озадаченный таким вопросом, Питер нахмурился.

- Почему, этот сукин сын, все так же молод!? – ударив по рулю, крикнул Хиган. 

- Ха! Я все понял, черт! Тебя именно это заводит, да? – покачав головой, не отрывая взгляда от детектива, спросил Уоттс. Джон начал что-то бубнить по этому поводу, словно ведя беседу и рассуждая с самим собой.

- Ну, началось, - иронично кинул полицейский, и эффектно повернулся к переднему окну, смотря вдаль. 

- Но я все равно не могу понять – как можно оставаться таким молодым!? Он же наш ровесник. Тогда какого черта!?

 - Ну…, - поиграв бровями, предположил офицер. – Здоровый образ жизни, меньше пьет, не курит, регулярный секс… Вот тебе и молодость.

- Питер, что ты за ерунду несешь!?

- Просто хочу сказать тебе…

- Здоровый образ жизни еще никому толком не помогал! Нам ли не знать, черт меня подери! Много тебе твой бег помог? Вон, весь кряхтишь, - с издевкой сказал детектив. – Нет, просто он и его академия трижды прокляты, вот и все дела. 

- Возможно…, - иронично пожав плечи, ответил офицер. Повисла тишина. Был слышен лишь рев мотора. 

– Ты поедешь в морг, чтоб посмотреть на парня? – перебив тишину, спросил полицейский. 

- А что я там нового увижу? – уже спокойно, вопросом на вопрос, ответил Джон. – Нет. В следующий раз. Ко мне…дочка с внуком приезжают, так что, даже если бы и хотел, не пошел бы. 

- Ясно, - коротко кинул Пит. – Кстати говоря, о детях, у Миднайта вроде сын учиться в этой же академии, да?

- Да-а, но…он вроде приемыш, - сморщив слегка лицо, вспоминал Хиган. – Майк.

- Да, хороший пацан, - с восторгом отметил офицер. – Дерзкий, но способный. Помню, он мне как-то помог одного воришку задержать. Такой…способный малый. Ему бы в военные или в полицию, хе! Отделу не помешало бы иметь такого сотрудника, согласись?

- Разве, он не боится за сына? -  с легкой грустью в голосе, спросил детектив. 

- Конечно, боится, - подтвердил Питер. – Он сам мне много раз об этом при встрече говорил. Но, дело в том, что этот мальчик настолько силен, увертлив и смекалист, что его ни один бандит не возьмет. Я тебе говорю!

- Да, но будь ты хоть трижды ловким, тебя ничто не спасет от пули, - добавил Джон. -  Ладно. Завтра пойдем в бар? А то что-то бренди захотелось.

- Конечно, у самого уже все поджимает. Да и работка…хе-хе, дай боже, - с улыбкой согласился офицер. Детектив улыбнулся ему в ответ и оставшееся время до города они провели в молчании.