Нейропластика мозга
Мнемоника

Семантические энграммы

Автор:
стр. из 3
Предыдущая

Паттерны памяти


Термин «паттерн памяти» (мнемонический прием) описывает трансформацию знания в устойчивую нервную форму. Качественные характеристики мнемонических приемов можно оценивать путем сравнения их с сенсорной нейронной активностью (например, чем громче звук, тем выше скорость разряда нейронов слуховой системы). Однако, в отличие от сенсорной активности, паттерны памяти обеспечивают долгосрочную взаимосвязь нейронов, отвечающих за модуль памяти. Так, поведенческая значимость знаний может быть представлена возрастающей функцией числа нейронов, которые представляют этот опыт (Weinberger 2001).


Воспоминания основаны на битах и фрагментах хранимой информации. Существует множество процессов, которые влияют на прочность и ясность памяти, разные формы памяти дифференцированы в зависимости от этих проблем. Тем не менее,  наш организм, ради извлечения выгоды из прошлого опыта, способен хранить достаточно правильные фрагменты для поддержания адаптивного поведения. Память разделяют на эмпирическую и теоретическую. Непосредственный опыт, например травматический, крайне сложно забыть; базолатеральная амигдала (BLA) считается основным механизмом, который модулирует силу воспоминаний через гормоны стресса (McGaugh 2004). Хранение теоретического опыта также поддерживается за счет нервного субстракта - энграммы, как совокупности нейронных изменений для создания кодов памяти, определяющих функции памяти (Norbert, 2012). Кодирование памяти относится к стратегии психологического уровня в представлении стимула или события. Например, слово «птица» может быть закодировано на семантическом уровне (через абстракцию «животное») или фонологическом уровне (как звук самого слова).


Код памяти описывает преобразование сенсорных нейронных разрядов в долговременные изменения в нейронной сети, которые и представляют собой кардинальную особенность - способность запоминать. В настоящее время выявлено, что поведенческая значимость сенсорного события определяется в первичной слуховой коре (Bieszczad, 2010). Поскольку важные воспоминания более устойчивы к помехам, следует ожидать их наибольшую распределенность по площади коркового представления, что, в свою очередь, объясняет медленную деградацию (забывание) подобных знаний. С точки зрения медицины, амнезии подвержены наиболее поздние знания. Объясняется это реактивацией первичных знаний с течением времени, что создает множественные неокортежные следы (neocortical traces), которые ослабляют или полностью нивелируют возможность их потери даже в случае нарушения ассоциативных механизмов памяти (Norbert, 2012).


Не стоит рассматривать устойчивость памяти только с точки зрения времени. Ограничения или возмущения окружающей среды накладывают отпечаток на модель запоминания информации, в то время как запоминание может характеризоваться настойчивостью, усилением, деградацией, деформацией и повторным проявлением. Упорство и расслабление можно рассматривать как два адаптивных процесса, которые делают память более устойчивой, способной подавлять или приспосабливаться негативным воздействиям.


Создание новой стабильной и устойчивой модели происходит в том случае, если начальный импульс достаточно силен, а уже существующие шаблоны памяти стабильны. Учитывая, что каждый человек представляет свой собственный набор паттернов памяти, мнемонические приемы не могут быть одинаково применены и интегрированы в систему памяти. Это подчеркивает решающую роль межличностных различий.


Гербертом Саймоном (Herbert Simon) и Эдвардом Фейгенбаумом (Edward Feigenbaum) была разработана когнитивная архитектура - EPAM (Elementary Perceiver и Memorizer, элементарный приёмник и запоминающее устройство). В ней подчеркиваются как границы человеческого познания (например, ограниченная способность кратковременной памяти), так и средства для смягчения этих ограничений (посредством механизмов обучения) (Feigenbaum, 1984). Согласно теории EPAM, когда информация получена сенсорными органами (в особенности, глазами и ушами), она изначально подвергается процессу кодирования, обычно называемому извлечением признаков. Стимул распознается на основе признаков, которые были закодированы процессом экстракции признака, а символ хранится в краткосрочной памяти, которая «указывает» или обращается к релевантной информации в семантической долговременной памяти. В общих чертах, семантическая долговременная память рассматривается как «энциклопедия», в которой хранится большая часть знаний, полученных в ходе обучения; нейронная сеть как «указатели» в этой «энциклопедии» воспоминаний; а кратковременная память как небольшая рабочую память, задействованная в процессах обучения.


С физиологической точки зрения, глутаматная система широко участвует в обучении и памяти. Активность рецепторов в миндалине (в частности, рецепторы NMDA) являются активными (либо тормозящими) процессами в обучении, а D-циклосерин определяет эффективность закрепления знаний. Конечно, это не говорит, что Вы должны постоянно пугаться или пребывать в стрессе, чтобы эффективно усвоить материал, но эмоциональный всплеск является непременным условием эффективности закрепления новой информации в памяти.


Таким образом, в процессе обучения физические, химические и морфологические изменения в нервных структурах (т.н. «энграммы») становятся неотъемлемой частью адаптивного поведения организма. Согласно гипотезе Хидена информация долговременной памяти кодируется в структуре молекулы РНК (разная структура импульсных потенциалов приводит к разной перестройке молекулы), молекула белка становится чувствительной к сигнатуре сигнала, что позволяет распознать его в следующий раз (происходит освобождение медиатора в соответствующем синапсе и информация передается по нейронной сети). Данную модель следует рассматривать в совокупности с глиальной гипотезой. Согласно последней, изменения глиальных клеток, окружающих нейрон, способны облегчать синаптическую передачу (повышать возбудимость соответствующих нейронов) путем синтеза миелина. Таким образом, молекулы РНК в нейронах регулируются через процесс маскирования и демаскирования, который позволяет бета-актиновым белкам формироваться в необходимом количестве, в нужном месте и времени, формируя нашу память (Singer, 2014).





 

Следующая

На странице доступны функция бесконечной прокрутки и опция асинхронной загрузки для Вашего максимального удобства в прочтении содержимого. Автоматическая догрузка активируется при скролле вниз.